Публичные пространства между городом и водой: творческие идеи и решения

Пока наши местные СМИ отсыпаются на выходных, первым публикую резолюцию прошедшего на той неделе семинара, составленную организатором мероприятия Анной Карпенко.

10535225835_711d4d5315_o
Я справа. Строю в голове планы урбанистического масштаба. Полный фотоотчет с воркшопа.

К слову, речь идет вот об этой территории в историческом центре Калининграда:

Семинар-лаборатория состоялся 24-25 октября 2013 г. в Калининграде. В семинаре приняло участие около 30-ти представителей градостроительного, архитектурного, культурного, медийного, спортивного, активистского сообществ Калининградской области, а также эксперты из Копенгагена, Риги и Санкт-Петербурга.

В результате интенсивной совместной работы участники решили выработать резолюции, адресованные различным сообществам и группам, заинтересованным в расширении общественного участия в вопросах городского планирования, а также лицам, непосредственно влияющим на процесс принятия решений в этой сфере.

Мы, участники семинара-лаборатории, считаем нужным донести до заинтересованных лиц следующую позицию:

Городская среда формируется на протяжении веков, и с течением времени планировочная структура и застройка оставляют видимые знаки на ткани города. Иногда новые знаки изменяют или удаляют более ранние, и эти изменения и наращивания формируют у каждого города особую идентичность. Для понимания целостности и непрерывности развития города должны быть изучены и сохранены знаки различных времен.

Калининград, город с очень сложной историей, заслуживает полноценного возвращения в европейскую культурную среду, становясь открытым, дружелюбным и процветающим современным городом как для его жителей, так и для гостей.

Современное городское планирование и развитие должно не просто «учитывать пожелания граждан», но активно задействовать инициативы, идущие снизу, не ограничиваясь традиционным узким кругом экспертного архитектурно- планировочного сообщества, власти и бизнеса. Для устойчивого (sustainable) формирования городской среды следует изучать сложившиеся традиции и культурные практики использования публичных открытых (public open spaces) пространств, а также с уважением относиться к существующему локальному культурному и социальному ландшафту. Современный город должен максимально способствовать созданию условий для пересечения и общения самых разных социальных групп и сообществ. Публичные открытые пространства (скверы, парки, набережные и др.) обладают огромной общественной ценностью, значение которой часто не принимается во внимание традиционным экспертным сообществом. Современное городское планирование должно быть ориентировано на долгосрочную перспективу, а не на сиюминутную коммерческую или политическую выгоду.

Грамотно организованные с точки зрения социального ландшафта публичные открытые пространства обладают огромным потенциалом для устойчивого городского развития. Они создают у горожан чувство принадлежности и причастности, которые ведут к уважительному отношению друг к другу и бережному совместному использованию объектной среды. В городском планировании нельзя упускать из виду «человеческую перспективу», поэтому необходимо запустить процессы переосмысления значения культуры в этой отрасли. Стоит учесть уроки, показывающие невозможность прямого импорта иностранных проектов и готовых решений, предлагаемых внешними архитекторами: любой проект, ориентированный на долгосрочное развитие, должен создаваться снизу.

Водные пространства и береговые зоны Калининграда в настоящий момент не «повернуты лицом» к горожанам. Их значительный рекреационный, экологический и творческий ресурс практически не задействован. Для улучшения ситуации мы предлагаем следующие меры (в порядке приоритета):

  • выделить несколько перспективных береговых зон, в которых будут применены новые подходы к планированию, основанные на вышеуказанных принципах. В числе этих зон – набережная у с/к «Юность», остров Канта, набережные Карбышева и Трибуца; акватория вдоль Правой набережной от «Фишбота» до причала БТО (ул. Вагоностроительная, мелькомбинат).
    • Набережная у с/к «Юность»: создать тестовый причал для маломерных судов. Это позволит значительно оживить навигацию, создать благоприятный климат городского гостеприимства, воссоздать репутацию города на воде;
    • Остров Канта (Кнайпхоф): настоятельно рекомендовать проводимой на бюджетные средства экспертизе «Сердце города» всесторонне изучить сложившиеся локальные практики использования острова и мнение горожан относительно его будущего, в частности, на основе методик культурного картирования (cultural mapping). Необходимо учитывать колоссальную ценность парковой территории в центре города, значение которой в будущем будет только возрастать. До принятия каких- либо решений о воссоздании довоенной застройки Кнайпхофа, основанных на историко-градостроительной логике, необходимо не только уважительно относиться к сложившимся в послевоенное время городским традициям, но и активно применять творческие методы оживления паркового пространства (в т.ч. с помощью временных решений культурного дизайна, современного искусства, городского активизма и т.д.).
    • Набережная Трибуца: превратить набережную, на которой вскоре будет закончена реконструкция, в экспериментальную площадку для тестирования различных инновативных и творческих решений по созданию общественных пространств. В числе объектов могут быть как временные, так и постоянные решения – деревянные настилы, смотровые речные площадки, городские солярии. В течение тестового периода не принимать решений о выделении бюджетных средств на установку стационарных малых архитектурных форм. Учесть важность формирования социального ландшафта этой набережной (большие жилые зоны). Пробовать в сотрудничестве с Калининградской художественной галереей «развернуть» ее культурную деятельность лицом к воде.
    • Набережная Карбышева: учитывая нахождение в непосредственной близости четырех спортивных баз, запланировать условия для развития гребного спорта, в т.ч. возможное строительство трибун. Это позволит привлечь внимание горожан, особенно молодежи, к водным видам спорта.
    • Акватория вдоль Правой набережной от «Фишбота» до причала БТО: превратить набережную и причалы вдоль нее в экспериментальную площадку для тестирования различных решений по созданию яхтенных гаваней. пристаней и причалов. В числе объектов могут быть как временные, так и постоянные решения: стоянка барка «Крузенштерн» на причале тяжеловесов, смотровые площадки на острове Коссе, городская яхтенная марина, частные и клубные стоянки маломерных судов и инфраструктура их обслуживания. Возможность превращения Правой набережной в фестивальную зону для водных праздников по аналогии с «Кильской неделей»в Киле , «Gotland Race» в Стокгольме.
    • Мосты и элементы исторических индустриальных конструкций (краны, подъемные механизмы, фермы): необходимо особое внимание обратить на эти объекты береговой зоны, поскольку их использование в новом контексте позволит создать новые грани образа города на воде. Отдельного внимания заслуживает железнодорожный мост, находящийся в районе набережной Петра Великого (Музей Мирового океана). Стоит ускорить решение вопроса использования этого моста с РЖД, поскольку введение его в эксплуатацию будет способствовать значительному улучшению ситуации с береговыми зонами на этом участке.
  • Соблюдение законодательства в отношении доступности береговых зон: администрации Калининграда предоставить вниманию широкой общественности существующий регламент, регулирующий создание парковочных площадок и застройку в береговых зонах, с указанием механизмов контроля за соблюдением всех регламентов.
  • Прогнозирование изменения экологической и транспортной ситуаций в связи с планируемой или возможной застройкой территорий, прилегающих к береговым зонам (в частности, в районе строительства стадиона к ЧМ-2018 и исторического Альштадта): необходимо провести экспертизу, сравнивающей текущую и планируемую ситуацию с точки зрения экологии, в т.ч. риск наводнения отдельных частей города при повышении уровня поверхности суши в районе стадиона, и транспортной нагрузки, особенно на северный берег, оценить и вынести на общественное обсуждение плюсы и минусы такой застройки.

Мы заявляем о своей открытой позиции и готовности активно участвовать в воплощении резолюций на практике во взаимодействии с лицами, принимающими решения, и другими общественными и профессиональными группами.

Участники семинара:

  • представители муниципалитета Калининграда (главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне),
  • калининградские архитекторы и дизайнеры (представители мастерских и студий «4+», «Другая архитектура», «Арка») – Карина Давлетьянова, Игорь Идиатулин, Владимир Панифедов, Екатерина Фурс, Владимир Сыроежкин, Светлана Власенко, Ольга Назарова,
  • представители экспертной группы проекта «Сердце города» – Александр Попадин и Олег Васютин,
  • представители Калининградской областной федерации парусного спорта – Сергей Ананьин, Сергей Евченко, Сергей Жадобко,
  • городские активисты (представители инициативной группы по формированию городской среды и сохранению историко-культурного наследия «Город К.» и группы «Критическая масса») – Максим Михайлов, Ольга Юрицына, Анна Карпенко, Иван Марков,
  • журналисты (портал Newkaliningrad.ru, сайт Province, журнал «Стройинтерьер», газета «Комсомольская правда в Калининграде», сайт ThS) – Татьяна Зиберова, Наталья Будоян, Надежда Абрамова, Евгения Романова, Кристина Черемушкина, Елена Химиченко,
  • представители культурных и образовательных организаций (Балтийский филиал Государственного центра современного искусства, Музей Мирового океана, Калининградский союз фотохудожников, Агентство поддержки культурных инициатив «Транзит», кафедра дизайна среды МГУ ТУ) – Елена Цветаева, Ирина Чеснокова, Лариса Зубина, Ольга Юрицына, Дмитрий Селин, Юлия Бардун, Дмитрий Винидиктов,
  • внешние эксперты: Ларс Корн – муниципалитет Копенгагена; Кристиан Пагх – Агентство культурного дизайна UiWE (Копенгаген), Угис Братушкинс – факультет архитектуры и градостроительства Рижского технического университета, Данияр Юсупов – группа «Открытая Лаборатория Город (Санкт- Петербург).

Семинар был организован Агентством поддержки культурных инициатив «Транзит» в партнерстве с группой «Открытая Лаборатория Город» при поддержке Информационного бюро Совета Министров Северных стран в Калининграде.

Контактная информация: координатор семинара Анна Карпенко – aka@norden39.ru; директор АПКИ «Транзит» Юлия Бардун – ybardoun@yahoo.com.

Концепция временного навеса над раскопками «Королевского замка»

Комментариев: 15

обратился к нам в студию с просьбой поучаствовать в поисках концепции временного навеса над раскопками «Королевского замка». Навес должен будет нависать над остатками фундамента до тех пор, пока не решат, что с ними делать (решают уже 46 лет, с тех пор как замок снесли строители социализма). Мою идею восприняли в качестве удачной шутки, хотя я не помню своего проекта серьезней, чем этот.

227_zamok_03
(кликабельно)

Коэффициент занятости архитектора

Комментариев: 36

Сколько проектов в среднем архитектор делает в год? Парочку-тройку? Или хотябы один в месяц? Отвечу за себя: тридцать девять в год. Читающим меня предлагаю проверить свою статистику, поделив количество папок в вашем рабочем архиве на количество лет, которые вы работаете. Я думаю, получившийся «коэффициент занятости архитектора» будет близок к моему. А то и выше.

printing_the_project

Свободная рыночная конкуренция делает свое дело. Добавим к этому еще и текущий процесс постепенного и целенаправленного выпиливания профессии нашим государством. Средняя стоимость архитектурного проектирования за последние десять лет опустилась так, что по трудозатратам выгоднее бургеры продавать в Макдаке. При деле остались только те, кто действительно шевелит своим мозгом, у кого еще есть на то силы, здоровье и амбиции, чтобы вкалывать каждый день. А ведь с возрастом приходит не только практический опыт и хорошие связи, но и старость со всеми вытекающими последствиями. Такой парадокс: чем старше я становлюсь, тем больше шансов остаться без работы. И это с поправкой на все увеличивающийся опыт. Я не завидую своим опытнейшим коллегам, наставникам и друзьям, которые имеют более чем тридцатилетний стаж работы в профессии и которые по большей части сидят практически без работы.

Чтобы оставаться «на плаву», приходится брать на себя много. По моей статистике, которую также несложно посчитать, в среднем я работаю одновременно над тремя проектами. Это только в среднем. Поскольку новые заказы приходят рэндомно и даже сама Заха Хадид не знает, когда снизойдет следующий, то единовременно проектов может не быть вовсе, либо быть в количестве до десяти штук. Пламенный привет правилу «семи плюс-минус два» и моему здоровью. Естественно, до старости так продолжаться не может, поэтому это нужно учитывать уже сейчас в своих дальновидных планах.

Недавно один мой заказчик рассказал историю про своего знакомого частного врача. Про то, как он зарывался на работе и с трудом успевал обслуживать всех своих клиентов, количество которых постоянно увеличивалось, так как врачом он был хорошим. Все изменилось, когда он резко увеличил стоимость своих услуг. Клиентов стало меньше, зарабатывать стал больше, а времени на работу начал тратить всего пару часов в день. Вроде, все заебись.

Однако, применительно к профессии архитектора, и здесь тоже есть свой парадокс: чем больше стоимость услуги архитектора, тем больше вероятность того, что он будет заниматься только проектированием частных дворцов с многоярусными колоннадами и трехметровыми заборами перед ними. А, ведь, это не самая интересная и сложная работа для архитектора. Часто запроектировать компактное недорогое энергоэффективное социальное жилье гораздо сложнее, чем эти пятисотметровые дворцы. А мусорный бак, любую уличную мебель или малую форму часто просто интереснее придумать чисто из-за разнообразия. Вряд-ли кто-то когда-либо закажет у меня эскиз велопарковки за, скажем, сто тысяч. В некоторых случаях я готов это сделать и бесплатно в подарок своему городу. Тем самым, увеличивая цену своей работы, архитектор сильно ограничивает те задачи, которые ему предстоит решать. А это, в свою очередь, ограничивает мышление архитектора и подвижность его мозга.

Мне видится, что залогом успеха карьеры архитектора в наших современных условиях является не высокий коэффициент его занятости, а создание пассивных видов дохода, которые в будущем смогут покрыть повседневные траты для обеспечения своего существования, чтобы не отвлекаться от более интересной и полезной работы, оставляя время и силы также и на конкурсы, на научную, исследовательскую и педагогическую деятельность.

Нужно только придумать, каким образом этот вид дохода применить к проектному и архитектурному виду деятельности. Делегирование заказов? Частичная передача работы исполнителям, оставив за собой роль ГАПа? Продажа типовых проектов? Продажа стройматериалов? Их производство? Недвижимость? Уход в другой вид деятельности? Купить нефтяную скважину? Расскажите, какими вы себе представляете пассивные виды доходов для архитектора и вообще, уверены ли вы в своем будущем?

Парки и скверы Калининграда

Комментариев: 4

Еще весной позвал меня вместе с собой на съемки одной передачи на местном телеканале. О формате проведения мероприятия нам никто ничего не сказал, но прислали список вопросов, который будет обсуждаться. К ним я подготовился заранее, сделав для себя несколько заметок. Сейчас я снова наткнулся на них в своих черновиках и решил все мысли собрать в одном месте. В итоге вышла небольшая такая статейка.

Какова ситуация с озеленением сегодня?
Во многих современных городах существует проблема парков и скверов. В Калининграде эта проблема также имеет место. Только, если в большинстве европейских городах проблема заключается в недостатке зеленых зон, сохранении их и поиска мест для новых парков, вплоть до строительства их на крышах зданий, то в Калининграде эта проблема выглядит наоборот — что делать с существующими зелеными пустырями в центре города?

Почему Калининград сегодня не называют городом-садом?
Формулировка вопроса подразумевает то, что Калининград нельзя назвать зеленым городом. С этим мнением я не согласен. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на фотографии города с высоты птичьего полета. С крыши Дома советов, например. Однако, городом-садом я Калининград точно не назвал бы. Ведь сады — это не просто территория, хаотично высаженная растениями, а завершенное архитектурное произведение.

Сколько и где нам нужно зелени для комфортного проживания?
Комфортность среды зависит не от ее количества, измеряемого гектарами или квадратными метрами, а от ее качества, полезности. Располагаться она должна как можно ближе к людям. Начиная с нас самих, наших балконов, придомовых участков, общих дворов, рядом с офисами и по дороге к ним. Иногда, при очень плотной застройке, это не осуществимо. Тогда зеленую среду создают в специально отведенных местах — скверах и парках. Именно так они появились как отдельный тип городского пространства. Но чем ближе к людям, тем лучше.

Какова стратегия развития парковых зон в городе?
Одна лишь реконструкция парковых зон не решает всех проблем. Чтобы отдохнуть в парке, сначала в него нужно попасть. Для этого нужно грамотно организовать пешеходные потоки в городе. Приведу только пару примеров, хотя их может быть и больше. Сейчас идет реконструкция сквера между улицей Гаражной и Горького. Попасть в него, не обходя забора вокруг территории храма, не предоставляется возможным, хотя это могло бы быть кратчайшим и более комфортным путем от площади Победы, а не через автопарковку с отсутствующим тротуаром на улице Гаражной. Второй пример — это реконструкция набережной Верхнего озера и парка Юность. Мы, вместе с Павлом Шадриным , готовим проектное предложение по переводу улицы Баранова в пешеходную улицу, начиная от площади Победы и до самого Верхнего озера. Это позволит направить весь пешеходный поток из центра в сторону парковых зон вокруг озера, попутно решив и много других проблем.

Обоснование реконструкции и появления зеленых зон именно в этих местах?
Как я уже писал, зеленые зоны должны располагаться как можно ближе к людям: к их домам и местам работы. Именно с этих мест нужно начинать. Давайте выгонять из под наших окон припаркованные на газонах автомобили и начинать благоустраивать их, не дожидаясь, когда это сделает за нас государство.

В чем отличия в европейском и российском подходе в этом вопросе?
В России парк — это пустующий дикий лес, куда опасно ходить одному по вечерам. Под благоустройством парка подразумевается перекладывание асфальтовых дорожек и в редком случае наличие скамеек, урн и столбов освещения. В Европе — это место привлечения людей для различного вида досуга: спорта, пеших прогулок, места для игр детей различного возраста; для отдыха, работы и учебы взрослого населения.

Какой опыт, нам следовало бы перенять?
Мне очень не нравится привычка нашего менталитета ограждать двухметровыми заборами все вокруг себя. Парк — это свободная открытая для всех зона, на пути к которой не должно быть никаких препятствий. Нет такого понятия как вход в парк. А газоны созданы для того, чтобы ходить по ним, валяться на них, играть.

Какими должны быть парки и скверы с позиции «культуры отдыха»?
Нужно понимать, что парки могут иметь различные назначения: одни парки могут быть созданы для развлечения и физической культуры, а другие — для тихого отдыха и спокойных прогулок. Важно разделять эти функции или грамотно уметь совмещать их, чтобы одни отдыхающие не мешали другим.

На съемки передачи я таки попал, но наблюдал за происходящим из-за кулис, так как мы с Павлом опоздали к началу.

Почему я редко берусь за интерьеры

Комментариев: 7

У меня флюс. Очень кстати прямо в разгар начала недели прихватило зуб. Сижу на антибиотиках и живу между приемами обезболивающего. Двое суток ничего толком не мог делать, зато мысли всякие крутятся в голове. Сейчас, вроде, появилась возможность немного поработать. И, чтобы включить обратно мозг, решил написать что-нибудь для начала.

200_nekrasova_view-04

Последние года два я стараюсь не браться за проектирование интерьеров — так я называю то, что у народа принято называть «дизайном интерьеров». Это такой отдельный жанр архитектурного проектирования, когда один человек (дизайнер) доделывает работу другого человека (архитектора). Он присущ странам бывшего Союза и появился на свет после его распада, в то время как в большинстве европейских странах по-прежднему архитектор руководит всеми этапами строительства вплоть до выдачи ключей хозяевам. Причем, это присуще не только индивидуальному строительству, но и многоквартирному.

В наших же современных условиях роль архитектора заканчивается после завершения эскизного проекта здания. А в некоторых особо тяжелых случаях — где-то на стадии составления техзадания от заказчика. Дальше мы пропускаем несколько этапов строительства, так как даже самому заказчику они часто неизвестны, и приходим сразу к завершающему. Хозяин покупает себе дом/квартиру под так называемый «черный ключ» по стоимости белого. Естественно, покупка его полностью не удовлетворяет, поэтому он ищет себе человека, который готов помочь ему в решении косяков застройщика, а в лучшем случае возьмется за это сам.

Начинается работа дизайнера со сноса всех ненесущих стен и выстраиванием их по уму с учетом всей встроенной мебели. Далее — прокладка заново всех коммуникаций, электрики, слаботочек, зашивание их в короба. По желанию дизайнера можно сделать многослойные потолки из гипсы со встроенной светодиодной подсветкой. На этом этапе уже можно определить квалификацию дизайнера — чем меньше слоев, тем она выше. Ну, дальше все ясно — плитка, сантехника, декоративная штукатурка, мебель и т.п. Со всем этим вам всегда помогут дизайнеры за скромную или не очень плату. В том числе и я.

IMG_1695Комичность этой ситуации заключается в том, что многие вещи приходится делать заново, вместо того, чтобы сделать это застройщику изначально качественно и удобно для хозяев. Именно поэтому я часто отказываюсь браться за интерьеры в уже построенных домах. Однако я всегда предлагаю свои услуги проектирования интерьеров, когда у меня заказывают очередной особняк (с многоквартирниками в наше время пока нереально). Во-первых, проектируя дом, я в том числе детально продумываю его интерьер. Грамотно и интересно спроектированное пространство дома на стадии эскизного проекта уже может иметь свою эстетическую ценность безо всяких многоуровневых потолков и декоративных штукатурок. Во-вторых, вряд-ли кто-то из дизайнеров сможет доделать мою работу до конца в том виде, как я ее задумал.

Да и вообще, когда мне дают квартиру, максимум что мне приходит в голову — это грамотно спланировать будущее пространство, встроить в стены мебель из натуральных материалов и покрасить стены в какой-нибудь цвет. Т.е. вся моя работа сводится больше к решению всех технических и организационных вопросов, удовольствия и творчества от которых — около нуля после первой недели проектирования.

Хочу также заметить, что самый лучший интерьер — это не тот, что запроектирован опытным и дорогим архитектором, а тот, что сделан самим хозяевом. Собственными руками. Самыми уютными и комфортными квартирами, в которых мне удалось побывать, были именно те, что сделаны их хозяевами или с их непосредственным участием. По сравнению с современными модными «дизайнерскими» квартирами, они как-будто имеют свою душу, ощущения от пристуствия которой гораздо комфортнее и приятнее, чем от дорогих импортных отделочных материалов. Я это всегда очень тонко чувствую, когда впервые бываю у кого-то в гостях.

Как я выставляю счет своим клиентам

Комментариев: 18

В большинстве архитектурных контор, которые я видел, стоимость разработки проекта складывается исходя из площади проектируемого дома. Человек приходит к архитектору, говорит, какой дом он хочет, и ему выставляют счет, исходя из государственных или собственных расценок.

У меня все так же, но с одним отличаем. Чтобы понять, какой площади дом нужен определенной семье, его нужно запроектировать, на основе их требований. Для этого я делаю не полный проект, а то, что я называю функциональным зонированием дома. Его целью является составление из требуемого набора прямоугольников-зон планировочную схему будущего дома, а также внесение корректировок в первоначальное задание заказчика, если в результате выяснится, что какие-то требования будут нерациональными или нереализуемыми. Также это позволяет мне, как проектировщику, определить объем, сложность предстоящего проекта и лучше узнать самого заказчика (иногда заказчику можно отказать даже за «некрасивые глаза»). Такие схемы я делаю за час максимум:

В итоге, часто из изначально заявленных заказчиком 300-400 кв.м удается сделать 150-250 кв.м, что не только удешевляет затраты заказчика на само строительство и стоимость проектирования, но и уменьшает величину моей зарплаты :-(. Главное, чтобы заказчику было хорошо.

Расскажите, а как вы выставляете счет своим клиентам? Как рассчитываете объем, сложность и стоимость своей работы? Не обязательно именно в архитектурном проектировании.

Схема монтажа сплит системы

Комментариев: 7

Схема монтажа сплит системы кондиционирования чем-то смахивает на схему метро. Решил оставить так. Посмотрим на реакцию строителей ^_^

23392_original

Про балконы

Комментариев: 18

Вечер воскресенья — отличное время, чтобы поговорить о наболевшем.

Боюсь предположить, с каких времен в нашей стране существует предвзятое отношение к балконам. Сначала я хотел написать про то, почему над балконами не нужно делать козырьков от снега. Но в процессе написания этого поста (а я всегда думаю только в процессе) пришел к выводу, что почему-то никто из нас в принципе не умеет пользоваться балконами.

Причина этого кроется в непонимании его функционального назначения. Типичный хозяин своей квартиры при первой же финансовой возможности имеет желание (в порядке убывания затрат) либо расширить площадь помещения за счет балкона или лоджии, либо застеклить его, либо сделать над ним козырек от снега из лексана. И думает при этом не об окружающих, уродуя тем самым фасад, а о себе самом, как ему это кажется.

Как ему это кажется. Ведь, в погоне за дополнительными квадратными метрами и за новой кладовой на улице, он не догадывается о том, что теряет. А теряет единственное открытое пространство в своей коробке квартире. С повышением плотности застройки городов и их высотности люди все больше теряют свободное от стен открытое воздушное пространство, которого много за городом, но которое практически отсутствует в городах. Чтобы хоть как-то компенсировать этот недостаток, люди поднимают с земли открытые террасы до уровня своего девятого этажа и выносят их от фасада как можно дальше. А чтобы добиться еще большего эффекта, засаживают свои балконы уличными цветами.

Ввиду своей замкнутости, боязни взглядов собственных соседей, а также ввиду того, что современный городской житель забыл о том, что такое природа и большие открытые пространства, он всегда хочет закрыться от внешнего мира. В результате этого мы каждый день наблюдаем вот такой результат:

21619_600

А должен быть такой:

Но вернемся к первоначальной теме. Почему балконы не обязательно должны иметь козырек? Судя по их истиной функции, зимой на них делать совершенно нечего. Ибо холодно. Поэтому снег, который там накапливается и которого все панически боятся, никому не помешает. Кафелю пофигу.

Процесс проектирования жилого дома в Скетчапе

Комментариев: 9

Восемь часов и сорок пять минут мне потребовалось, чтобы сделать в Скетчапе проект этого особняка по готовым эскизам. Параллельно я вел видеозапись экрана. В свой канал на Ютубе я выложил ускоренную версию на 300-400% от оригинала.

Думаю, что эти пять частей видео лучше всяких слов показывают мой принцип работы. В качестве введения только скажу, что он объединяет в себе все преимущества двухмерного подхода в CAD-программах и трехмерной модели BIM. Скетчап не относится ни к тем, ни к другим систем для проектирования, а при некоторой изобретательности является нечто средним. Смысл очень прост: то, что проще сделать при помощи 3D-модели, нужно делать в 3D, а то, что проще и быстрее сделать в 2D — рисуется в 2D. Нет никакой необходимости делать полную до винтика объемную модель, как это делается в BIM-комбаинах. Мой принцип работы можно показать одной картинкой:

208_iredmundovna-01

Эту работу я сделал в помощь своим помощникам и коллегам, которые только изучают или переходят на Скетчап (привет Диме и Кате). Как кое-кто уже заметил в комментариях к одной из частей, такие «подглядывания» дают более полное представление о цикле проектирования в Скетчапе. А меня лично избавляют от одних и тех же вопросов от коллег. Приятного изучения. И, если что-то не уловили, задавайте интересные вопросы.

P.S. Подскажите, в какие группы и сообщества в соцсетях можно выложить эти видео? Кроме официального скетчаповского форума и блога, я особо ничего не читаю по этой теме.

Автосалон «Мазда»

Комментариев: 11

Мой черный список заказчиков пополнился еще одним персонажем. Кажется, скоро придется заводить отдельную таблицу для них.

Автосервис «Субару», один из сервисов которого находится по ул. Ялтинской, 66а в Калининграде, обратился к нам с моим коллегой за проектом для предстоящей презентации. Презентация должна была состояться через три дня. Мало того, что мы успели все сделать за выходные в срок и у меня даже осталось время на то, чтобы пол дня провести в Зеленоградске на море, мы еще успели внести необходимые поправки от заказчика. Он принял нашу работу и я спокойно приступил к своим проектам, которые пришлось отложить на несколько дней ради этого срочного заказа.

На той неделе позвонил коллега и сообщил, что заказчика не устроила одна часть работы и поэтому заплатил нам на треть меньше той суммы, о которой мы договаривались. Не буду расписывать, какая часть работы в процентном соотношении не устроила заказчика и на сколько она соответствует одной трети, заявленной им видимо от балды. Однако, такая организация, как автосалон, могла бы себе позволить и более интересные способы развода. А тут классический вариант: сначала полностью принять работу, а потом сообщить, что их, оказывается, что-то не устраивает (хотя, до этого все устраивало) и заплатить меньше (или вообще не заплатить).

Был бы у заказчика интерес довести проект до необходимого им уровня — сразу сообщил бы о требуемых поправках и в результате получил бы ожидаемый продукт. Время на правки, как вы уже поняли, у нас оставалось. А лучше обратился бы не за три дня до дедлайна, а за три месяца. Но у Мазды интересы совсем другие.

Проект №200

Комментариев: 13

Поприветствуем проект под номером 200. Кто читал мой пост о том, как я храню свои рабочие файлы, тот помнит, что все проекты у меня идут под своим порядковым номером. Судя по этой круглой цифре, я уже давно должен был бы стать миллионером :-/.

Это обмерный план квартиры, проектом которой я сейчас занимаюсь.
02-01 1

Эскиз-2 улицы Баранова в г. Калининграде

Комментариев: 2

Вдогонку за предыдущим рисунком.

Улица Баранова для людей:
a180_baranova-02-01

Улица Баранова для автомобилей:
CIMG1365

Без самого проекта, графическая часть которого уже готова, пока еще сложно понять, в чем дело. Хотя, те, кто в теме, наверняка уже все поняли. Пояснительная записка еще в разработке, поэтому воздержусь от подробностей. Следите за новостями.

Нарисовал

Комментариев: 3


Фото Михаила Никоненко

Проект жилой застройки в Советске

Комментариев: 37

Еще в прошлом году мы с Вячеславом сделали многоквартирник с подземным паркингом. Это был мой последний проект, сделанный в связке Автокада со Скетчапом. Пусть Вячеслав меня простит за слегка потрепанные нервы из-за сроков, но для того, чтобы понять, какое это говно Автокад, нужно попробовать его на себе и, естественно, не без жертв. Сделав в нем пару проектов, в отличае от многих, кто говорит, что Автокад — говно, я теперь имею все лицензии и патенты для того, чтобы заявить: «Автокад — говно».

Поясню для тех, кто не в курсе моих скитаний по программам для архитектурного проектирования. Переехав с Архикада на Скетчап, первым делом меня очень смутили довольно ограниченные возможности Лейаута в оформлении чертежей и всей проектной документации в целом. Поэтому, на замену Лейаута в качестве двухмерной чертилки я выбрал себе православный Автокад. О том, что под Виндоус он говно, я знал уже тогда. Однако, версия под Мак, которая к слову была переписана заново, с нуля, внушила мне доверие. То, что многие функции до сих пор не реализованы, меня особо не смутило. Но меня смутило совсем другое. Лично я в процессе проектирования очень люблю переделывать свои проекты заново, если меня не все устраивает в моей работе. Делается это для того, чтобы сделать что-то лучше, чем оно было, исправив все прошлые ошибки. Но кем нужно быть, чтобы в процессе переделки программы снова повторять те же самые ошибки?

Под ошибкой в Автокаде я подразумеваю, например, работу со штриховкой. Кто хоть раз пытался справиться с ней, понимает, о чем я говорю. А про то, что для того, чтобы сделать одно простое действие, необходимо сделать еще десять других, по сравнению с тем же Архикадом, то я вообще молчу. В общем, дедам в Автодеске пора на пенсию. Хотя, многие вещи мне действительно понравились. Например, вставка ссылок на другие файлы и коммандная строка, к которой я привык почти сразу. Вводом комманд с клавиатуры я пользовался постоянно, что в некоторых случаях кажется мне удобнее, чем клацать мышкой по иконкам.

Таки Скетчап победил, а желания возвратиться обратно в Архикад меня вряд-ли когда посетит. Пока я не освою другие альтернативы, всю проектную документацию я теперь делаю только в Скетчаповском Лейауте. Как оказалось, его простота дает обманчивое представление о его возможностях. В качестве альтернативы для архитектурного проектирования я представляю себе Рино. Его возможности в связке с Гросскопером меня очень впечатлили. Я видел, что в нем тоже есть возможность оформления чертежей, а также всякие архитектурные плагины и примочки, но насколько они применимы на практике, в будущем мне еще предстоит узнать.

a176_titova_maket

UPD: тема программ для проектирования у меня больная, но ведь не программа главное, а достигнутый при помощи не результат. Поэтому также рад был бы услышать мнение относительного самого проекта ;)